Исторический форум г. Георгиевска «Вера и Память»: Отец Валериан из Тобурдановки - Исторический форум г. Георгиевска «Вера и Память»

Перейти к содержимому

Страница 1 из 1

Отец Валериан из Тобурдановки Оценка: -----

#1 Пользователь офлайн   Диакон В.Шалманов 

  • Староста
  • Перейти к галерее
  • Группа: Группа "Вера и Память"
  • Сообщений: 47
  • Регистрация: 14 Август 11
  • ГородГеоргиевск

Отправлено 01 Сентябрь 2011 - 16:09

В благочинническом архиве хранятся десятка два старых фотографий.
На них - люди, когда-то жившие в Георгиевске и давно отшедшие в мир иной. О них уже никто ничего не помнит, разве что имена.
Но время от времени Промысел Божий приоткрывает завесу времени.
Так, недавно Нина Сергеевна Кривошеина принесла подробный рассказ о жизни своего дедушки, протоиерея Валериана.
Думается, он будет интересен как любителям истории и старины, так и ревнителям христианского благочестия.


Изображение
    В 1880 году большая семья Степана Цветкова, диакона церкви чувашского села Тобурдановка, пополнилась ещё одним мальчиком. Его назвали Валериан.
    Через некоторое время его отец заболел чахоткой и умер, а за ним последовала и мать - не выдержав непосильных трудов по обеспечению семьи всем необходимым. Валериану тогда едва исполнилось шесть лет. Заботы о детях пришлось взять на свои плечи деду. Но несчастные сиротки вызывали в нём не только сострадание, но и раздражение. Когда орава ребятишек, помолившись перед едой, рассаживалась по лавкам, дед ставил в центр стола единственную миску с похлёбкой, в сердцах приговаривая: «Господи, за что мне наказание такой тяжкий крест нести». Каждый, по старшинству, соблюдая очерёдность, имел право зачерпнуть похлёбку своей ложкой. Маленький Валериан не всегда мог справиться с собой и нередко за нарушение очереди получал по лбу деревянной ложкой. Случалось, рассерженный дед выгонял его из-за стола, и Валера оставался голодный.
    В один из летних дней наказанный мальчик в порыве отчаяния ушёл из дома. Много пережил он во время своего странствия, но возвращаться домой не хотелось, - так велика была обида на деда. Наконец, голодный и вконец измученный Валериан набрёл на большое село, в центре которого виднелись купола церкви. Кое-как доковылял он до храма и упал без сил на церковных ступенях.
    Под утро его обнаружил сторож, принёс в сторожку, привёл в чувство, накормил, обмыл и представил церковному совету. Оказалось, что Валериан не знал своей фамилии, - в родном селе их звали просто «диаконовы дети». Только и мог сказать, что он из Тобурдановки, отца звали Степаном и что отец его служил в церкви диаконом. Совет решил оставить Валеру при церкви, а фамилию ему дали Тобурдановский - по названию села, в котором родился. (О том, что он - Цветков, Валериан узнал гораздо позже, разыскав одного из братьев).
    Стал Валера жить вместе со сторожем-бобылём, прислуживать в церкви и учиться в приходской школе. Он оказался весьма смышлёным, и, как лучший ученик, после окончания школы был направлен церковным советом в Казанскую духовную семинарию, «на казённый кошт».
    Став семинаристом, Валериан сказал себе: «Надо учиться, коль дана такая возможность, закончить семинарию и получить приход». Эта цель стала заветной мечтой юноши. К учёбе Валериан относился с большим прилежанием, в своём выпуске был лучшим учеником, и совет семинарии решил направить его для продолжения обучения в Санкт-Петербургскую Духовную Академию, также за счёт государственной казны. Однако молодого человека, мечтавшего о службе на приходе, это не обрадовало. И решил он отказаться от предоставленной ему привилегии. Но приход мог получить только женатый священник. А у Валериана невесты не было.
    В небольшом чувашском городе Ядрине жила семья священника Петра Разумовского. Жили они безбедно и ни в чём не отказывали единственной дочери - Зиночке. Но чахотка разрушила и эту семью. Осталась Зиночка круглой сиротой. Её опекуном стал друг Разумовских, занимавший должность проректора Казанской духовной семинарии. Он устроил Зину в Казанский пансион для детей-сирот духовенства. Это учреждение готовило будущих жён священников, а также давало им специальность учителя чистописания и словесности. Зина обладала красивым голосом, за что была прозвана Соловушкой. Учитель музыки научил её играть на скрипке и фортепиано. Закончив пансион, Зина осталась в нём воспитателем.
Опекун добросовестно относился к своим обязанностям и велел Зиночке каждый воскресный день приходить к нему с докладом о своих успехах. Во время одного из таких визитов девушка узнала, что её жених-семинарист направляется на учёбу в духовную академию вместо отказавшегося Валериана, от чего очень расстроилась и расплакалась. Тогда опекун предложил ей: «Я познакомлю тебя с одним молодым, скромным человеком, таким же сиротой, как и ты. Он честный, порядочный, добрейшей души. Выходи за него, и будешь как за каменной стеной».
    Через неделю состоялось знакомство Зины и Валериана. С первого взгляда он понравился ей, а она ему ещё больше. Вскоре состоялась свадьба. Опекун был доволен устройством судьбы Зиночки и подарил молодым фисгармонию.
    Валериан был посвящён в сан и получил приход в селе Полянки, недалеко от Казани. А Зиночка стала педагогом чистописания и словесности в сельской школе, и одновременно руководила школьным хором. Жили они в доме с мезонином, к которому прилегал сад. Церкви принадлежал надел земли и пара лошадей со всеми принадлежностями. Отец Валериан распорядился поделить землю между двумя бедными семьями. К каждой семье он прикрепил по лошади, а в случае своей надобности запрягал их по очереди.
    У о. Валериана и Зинаиды Петровны появились друзья - учителя и священнослужители. По большим праздникам они собирались в просторном доме Тобурдановских. Особенно широко праздновали Рождество Христово. Наряжалась ёлка, приглашались все дети села, им готовились подарки, угощали конфетами и пирогами. Дом звенел радостными детскими голосами.
    Вскоре в семье Тобурдановских появились и свои дети: сначала старшая дочь, Зоя, а через некоторое время и младшая, Галочка. С ними прибавилось и забот, и радостей. Но лихая година уже была на пороге...
    Как-то раз ночью отец Валериан в церкви готовился к совершению Литургии. Вдруг в дверь постучали. Открыв, священник увидел учителя, к которому он питал особое уважение.
- Отец Валериан, спрячьте меня, - стал умолять тот. - За мной гонится полиция!
Не долго думая, отец Валериан уложил учителя в Гроб Господень, накрыл крышкой, а сверху - Плащаницей. Тут явились полицейские. Учителя не нашли, но отца Валериана стали подозревать в укрывательстве вольнодумцев. Вскоре он был переведён на Кавказ, в Кахетию, в женский монастырь недалеко от города Сигнах.
    Зинаида Петровна не прерывала связи со своим опекуном, по ходатайству которого вскоре о. Валериана перевели в Баку. Он стал служить в церкви, находящейся в рабочем районе города - Электротоке, а Зинаида Петровна преподавала в школе. Там же учились их дочери. Когда революция 1917-го докатилась до Азербайджана, отца Валериана перевели в собор, находящийся в центре города. Зинаиду Петровну уволили из школы, и она стала регентом в соборе.
    В один из дней пришёл в собор сотрудник НКВД и потребовал, чтобы отец Валериан подавал ему сведения, которые узнавал на исповеди. Священник категорически отказался нарушить тайну исповеди. Тогда ему предложили «убираться вон», и он перешёл в церковные сторожа. Зинаида Петровна, не долго думая, написала опекуну, который в то время был членом Синода. По его ходатайству, отец Валериан был переведён во Владикавказ, а затем в Нальчик, но везде служил недолго, так как вновь и вновь отказывался нарушить клятву исповеди. После этого отец Валериан оказался в Георгиевске, а затем в станице Александрийской.
    В это время уже шла Великая Отечественная война. Станица была оккупирована фашистами, которые приказали церковь закрыть. Однако прихожане чуть ли не каждый день ходили в немецкую комендатуру с просьбами разрешить богослужения. В конце концов, разрешение была получено, и отец Валериан возобновил службы.

Прикрепленное изображение: Старая Александрийская церковь.jpg
Таким был молитвенный дом в станице Александрийской.
    Но когда наша армия освободила станицу, он был осуждён на семь лет как предатель - за проведение богослужений на оккупированной территории. Зинаида Петровна уехала в станицу Лысогорскую и все эти годы служила в церкви псаломщицей, а жила в церковной сторожке.
    Отец Валериан вернулся живой, сильно постаревший - без зубов, седой и согнувшийся, но всё также преданный Богу и Церкви. Он был назначен настоятелем Пантелеймоновского молитвенного дома в Георгиевске, действовавшего до июня 1962 г. и находившегося на углу улиц Ленинградской и Красной (ныне Гагарина).

Изображение
Этот снимок сделан 22 июня 1956 года во дворе Пантелеймоновского молитвенного дома г. Георгиевска.
Сидят (слева) архимандрит Исавр (Стрелков) и протоиерей Валериан Тобурдановский.
    Недолго им с матушкой Зинаидой пришлось пожить вместе. 13 августа 1956 года, накануне праздника Преображения Господня, во время богослужения отец Валериан упал, потеряв сознание. На следующий день он скончался от упадка сердечной деятельности (св-во о смерти ДШ № 122690, выд. 15 авг. 1956 г. бюро загс г. Георгиевска), прожив 76 лет.
    Как раз тогда, впервые после долгих лет запрета, Георгиевский совет разрешил похороны по православному обряду, «с выносом». Похоронная процессия с хоругвями, во главе которой шли все священники Георгиевского района, двинулась из церкви в сторону кладбища. По дороге неоднократно останавливались и служили заупокойные литии. Погребение было совершено со всеми подобающими священнику почестями.
    В ограде Пантелеимоновского молитвенного дома был устроен поминальный обед. Через сорок дней прихожане Георгиевска и верующие станицы Александрийской также собрались вместе, чтобы помянуть протоиерея Валериана.
    Матушка Зинаида отошла ко Господу 10 сентября 1965 года, на 84-м году жизни (св-во о смерти II ДШ № 095489, выд. 10 сент. 1965 г. исполкомом Геогиевского сельского совета трудящихся) и была похоронена рядом с отцом Валерианом (вблизи этого места сегодня возводится Собор Святого Георгия). На их могилах были установлены одинаковые каменные надгробья с четырёхгранными памятниками в виде усечённых пирамид, выкрашенных синей краской, с небольшими металлическими крестами.
    Таблички с этих памятников, отлитые из цветного металла, в конце ХХ века стали добычей вандалов. Когда же начали копать котлован под фундамент Собора, все «безымянные» надгробья снесли, а найденные останки перенесли в особое место. Но среди них признаков захоронения священника обнаружено не было. Скорее всего, могилы супругов Тобурдановских не попали в зону котлована. Может быть, ещё мы узнаем точное их местонахождение. Если же нет, - строящийся Собор станет им памятником. А имена отца Валериана и матушки Зинаиды уже сейчас можно услышать во время Божественной Литургии в Свято-Георгиевском храме.


0

Поделиться темой:


Страница 1 из 1


Быстрый ответ

Вы можете отправить еще 1 сообщений сегодня. Данное ограничение будет действовать пока у вас не будет 2 одобренных сообщений.
Ваше сообщение должно пройти проверку модератора, прежде чем оно будет доступно остальным пользователям. Данное ограничение будет снято как только вы наберете 1 одобренных сообщений.
  

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей