Исторический форум г. Георгиевска «Вера и Память»: Военлёт В.Л. Кучинский - Исторический форум г. Георгиевска «Вера и Память»

Перейти к содержимому

Свернуть Прикрепленные теги

Тэги не найдены
Страница 1 из 1

Военлёт В.Л. Кучинский Оценка: -----

#1 Пользователь офлайн   gen_genich 

  • Майор
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Журналисты
  • Сообщений: 148
  • Регистрация: 28 Январь 12
  • ГородГеоргиевск

Отправлено 23 Май 2015 - 19:20


Ещё одна страничка из летописи Гражданской войны на территории Георгиевска и его округи. В сети удалось разыскать некоторые материалы о военлёте В.Л.Кучинском.Возможно, кто-то располагает дополнительными сведениями о пребывании летчика на Северном Кавказе.


Выдержка из книги "Записки лётчика-наблюдателя"
    Военная обстановка на юге Советской России в конце 1918 года была крайне сложной. В сентябре началось наступление на Царицын донских белоказаков. Одновременно перешла в наступление на Северном Кавказе белая армия генерала Деникина. По мере того как Деникин охватывал районы Северного Кавказа, развертывалось формирование контрреволюционных сил на Кубани и Тереке. В Закавказье власть захватили буржуазные националисты, меньшевики и эсеры.
В ноябре 1918 года был образован Революционный военный Совет Каспийско-Кавказского фронта, в подчинение которого вошли 11-я и 12-я армии, находившиеся на Северном Кавказе, и все части Красной Армии и флота Астраханского края. Реввоенсовет находился в Астрахани. В то же время в Астрахани сформировалось Полевое управление авиации и воздухоплавания Каспийско-Кавказского фронта. В ноябре в Астрахань по железной дороге с Царицынского фронта прибыл 1-й Кубанский авиационный отряд. Наш Астраханский отряд расформировали и направили на доукомплектование прибывшего 1-го Кубанского отряда. Командиром 1-го Кубанского авиационного отряда был летчик Кучинский, а комиссаром — Василий Карпович Шкуро. Кучинский — бывший солдат старой армии; Шкуро — авиационный моторист. Столяров, Набоков и Левашев были откомандированы и не вошли в состав нового отряда.
    Я был оставлен на прежней должности аэронавигатора и готовился выполнять обязанности летчика-наблюдателя.
    В конце ноября 1918 года поступил приказе перебазировании отряда на Северный Кавказ, в город Святой Крест.
Этот приказ вызвал большой подъем. Все были рады тому, что начнется, наконец, настоящая боевая жизнь<…>.
    <…>Перебазирование нашего отряда проходило с большими трудностями<...>
У Кучинского при перелете в Святой Крест закапризничал мотор. Тотчас же моторист Карновский вылез из кабины на плоскость, спустился на шасси. С большим трудом он перебрался на ось задних колес и там, стоя на ней и держась одной рукой за подкос, другой рукой стал копаться в моторе. Ему удалось в воздухе устранить неисправность. Случай этот, конечно, беспримерный. Карновский обморозил лицо и руки. Когда они прилетели в Святой Крест, Карновского пришлось положить на несколько дней в госпиталь. Потом Кучинский с Карновским перелетели в город Георгиевск.
Прикрепленное изображение: vauzen.jpg Прикрепленное изображение: voisin-11.jpg
    Поступок Карновского вызвал у нас восхищение. Удивительное бесстрашие — решиться в полете вылезти из кабины самолета и, стоя на шасси, в потоке холодного воздуха устранять неисправности в моторе, работая в непосредственной близости от вращающегося винта.
Прилетев в Георгиевск, Кучинский и Карновский узнали, что наши войска отступают. Как это часто бывает в такое время, своевременной информации об истинном положении дел на фронте не имелось.
    Через город проходили наши отступающие кавалерийские части и обозы. Подъезжавшие к самолетам кавалерийские начальники говорили, что белые недалеко, и советовали улетать. Но как это было сделать, когда в самолете обнаружилась серьезная неисправность?
    Белоказаки внезапно ворвались в Георгиевск. Кучинский и Карновский успели скрыться в городе. «Вуазен» захватили белоказаки.
    Все эти сведения дошли до нас только много времени спустя, когда Кучинскому и Карновскому удалось пробраться в расположение наших войск, отступающих к Астрахани. Кучинский, после того как возвратился, заболел и умер; Карновский был направлен на учебу в летную школу.
    В январе 1919 года отряд продолжал оставаться на Астраханском аэродроме, но численность его уменьшилась. Прежнее наименование «1-й Кубанский» было отменено, и нам дали номер «47».


  Несколько иначе описывает эти события А.С.Марков в книге "Революционные были"
  <...>Аэродром Астраханского авиаотряда находился у сада Агамова. У южной стороны сада стоял деревянный ангар, а у северной — большая палатка для отдыха мотористов и летчиков. В отряде были самолеты — один «Ньюпор», один «Фарман» и два «Вуазена». Самолет Кучинского стал пятым. Сам Кучинский очень быстро подружился с летчиками отряда.
   В декабре 1918 года Кучинского вновь решили перевести на Северный Кавказ. Сам он улетел в Георгиевск на самолете, а обслуживающий персонал, человек десять, должны были добираться на подводах. На подводах же разместили запасные части, палатку, инструменты. С большими трудностями через занесенную снегом степь обоз доехал до села Арзгира. С этим же обозом ехала и жена Кучинского. Отдохнув в Арзгире, намеревались ехать дальше, но утром нахлынувшие в село беженцы принесли плохую весть — к Георгиевску прорвались деникинцы, Красная Армия отступает. Обоз решил вернуться в Астрахань. Обратный путь был еще тягостнее. Ночевки в степи, на ледяном ветру, в кибитках, забитых тифозными больными. Падали от бескормицы лошади. Из шести подвод в Астрахань прибыло только три.
   Но люди в отряде, к счастью, уцелели все.
   О Кучинском в Астрахани тогда ходили разные слухи. Кто говорил, что он схвачен белыми и расстрелян.
   Некоторые утверждали, что он повешен.
   Но Кучинский был жив и вскоре опять оказался в Астрахани. Вот как об этом пишет Васильев: «В марте 1919 года в отряд пришел Кучинский. В старом обношенном черном пальто, в бараньей шапке, заросший бородой и усами, с мешком за плечами, худой, сгорбленный, опираясь на палку. Он был похож на бродячего нищего. Тогда же я сфотографировал его в этом одеянии. Одна из фотографий хранилась и у меня. Но все мои фотографии погибли во время блокады Ленинграда в 1942 году. Снаряд попал в наш дом и разорвался в моей комнате. Все мое имущество превратилось в пыль...»
   «Неужели не сохранилось тех фотографий Кучинского?»— подумал я, прочитав эти строки воспоминаний.
   Долго поиски были безрезультатными. И вот, совершенно случайно, я обнаружил в фондах краеведческого музея целый ряд фотографий, на которых узнал Кучинского. Интересна фотография, запечатлевшая отъезд Кучинского в Георгиевск. Кучинский прощается с комиссаром Астраханского авиаотряда Василием Карповичем Шкуро. Они крепко, по-мужски обнимаются. Кучинский одет в черкеску. На голове кубанка из черной мерлушки. На поясе кинжал, на боку кавказская шашка. Рядом легковой автомобиль, на дверце которого белеет надпись: «По военным делам».
Прикрепленное изображение: куч2.jpg Прикрепленное изображение: куч 1.jpg
  А вот фотография, о которой упоминает Васильев. Действительно, в страннике с котомкой трудно признать лихого летчика. Видно, и друзья по авиаотряду, которые сфотографировались вместе с ним, тоже не сразу признали его. Один из летчиков, как бы еще не веря своим глазам, заглядывает через плечо в лицо Кучинскому.
   Летчику нужен был этот маскарад, чтоб пройти через все заставы белых. А это было нелегко. Ведь деникинский штаб объявил в то время специальный розыск Кучинского.
   Здесь стоит возвратиться немного назад.
   Перелет из Астрахани в Георгиевск Кучинский совершил успешно. Но боевых вылетов произвел только два — не было бензина. С нетерпением ждал прибытия обслуживающего аэродромного персонала из Астрахани— тогда хоть можно снарядить кого за горючим. Наступление белоказаков сорвало все планы. До последнего момента он находился у своего самолета, ждал моториста, которого послал в соседний городок, в аптеку, хоть там раздобыть горючего. Моторист не вернулся, а белые ворвались в станицу. Тогда Кучинский поджег самолет. Здесь, у горящей машины, его и схватили белоказаки. И сразу же опознали.
   — Ого! Важная птица! — воскликнул казачий полковник и тут же решил отправить летчика в Ростов на показ высшему начальству.
...Глухо стучат на стыках рельсов колеса поезда.
   Кучинского везут в специальном вагоне, под усиленным конвоем. Он глядит сквозь решетку окна на проносящиеся мимо станицы, хутора, покрытые инеем сады. Что его ждет, он знает. Но рано сдаваться без боя, рано опускать руки. Кучинский верит — нет безвыходных положений.
   За дверью переругиваются озябшие часовые. Но вот остался только один, другие ушли греться в салон. Кучинский глухо застонал и повалился на пол. Часовой увидел в глазок двери, что летчик лежит недвижим на полу. Охранник рванул дверь и оказался возле Кучинского. Он кольнул его штыком в руку, но летчик не шевельнулся.
   Тогда охранник нагнулся, чтоб послушать дыхание лежащего и тут же получил страшный удар ногой в живот.
Он слабо охнул и выпустил винтовку из рук. Кучинский запер изнутри дверь — пристегнул ручку двери ремнем к ножке койки. Затем с невероятной быстротой взломал штыком окно вместе с решеткой, вылез из окна на крышу, перебежал по крышам до конечного вагона и на ходу спрыгнул под откос.
   Зная, что его будут всюду искать, он решил далеко не уходить, а укрыться неподалеку, у знакомого мельника. Работал мукомолом, пока не отросли борода и усы. Затем, одевшись в старую Мельникову одежду, добрался до Астрахани.
   Вскоре Кучинский был назначен командиром Астраханского авиаотряда, который был переименован в 47-й.
Прикрепленное изображение: пам кучин.jpg
  <...>Кучинский скончался в госпитале (г.Астрахань –g.g.) от крупозного воспаления легких. Это было в конце апреля 1919 года».

0

Поделиться темой:


Страница 1 из 1


Быстрый ответ

Вы можете отправить еще 1 сообщений сегодня. Данное ограничение будет действовать пока у вас не будет 2 одобренных сообщений.
Ваше сообщение должно пройти проверку модератора, прежде чем оно будет доступно остальным пользователям. Данное ограничение будет снято как только вы наберете 1 одобренных сообщений.
  

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей