Исторический форум г. Георгиевска «Вера и Память»: Армяне Тамбиевы в ст.Лысогорской - Исторический форум г. Георгиевска «Вера и Память»

Перейти к содержимому

Свернуть Прикрепленные теги

Страница 1 из 1

Армяне Тамбиевы в ст.Лысогорской Из истории ст.Лысогорской Оценка: -----

#1 Пользователь офлайн   Nic_Mihaylov 

  • Генерал-адьютант
  • Группа: Группа "Вера и Память"
  • Сообщений: 758
  • Регистрация: 04 Август 11
  • ГородГеоргиевск

Отправлено 23 Июнь 2012 - 13:14

АРМЯНЕ ТАМБИЕВЫ
     В сел. Каменномостском и поныне можно слышать поговорку: «Тамбий жаiэмэ, къулейсыз дохъу, Джаур жаiэмэ, бей дохъуж», т.е. «Когда называют нас Тамбиевыми - беднеем, когда же называют Гауровыми - богатеем»*. Это изречение, которое молва приписывает самим Тамбиевым, имеет историю, уходящую в глубь веков **.
---------------------------------------------------------------------------------------- --------------------------------------
* Записано со слов Ш. Бейтуганова, слышавшего ее от своей матери М.И. Бейтугановой (Куважуковой)
** Встречаются варианты этой поговорки, но приведенный наиболее полно отражает быль.
---------------------------------------------------------------------------------------- --------------------------------------
     Фамилия Тамбиевых в адыгских преданиях занимает одно из ключевых мест. Этническое название наиболее крупного адыгского племени - кабардинцев - предание связывает с именем легендарного Кабарды Тамбиева. Представители этой фамилии неоднократно упоминаются в «Истории адыхейского народа» Ш. Ногмова. Кабардинцы, узнав о неожиданном нападении войска крымского хана, «собрали несколько тысяч воинов и ожидали приближения его на левом берегу реки Баксана, послав передовой отряд под начальством Альбека Тамбиева для разузнания положения и числа неприятеля»1. В 1569 - 1571 гг. между Крымским ханством и Кабардой происходили частые вооруженные стычки. Во время одного из сражений, как пишет Ногмов, «кабардинцы, хотя не разбили неприятеля, но своим упорным мужеством лишили его надежды победить их». Этому событию посвящена песня, в которой запечатлен образ храбреца Идара Тамбиева, который, «заметив робость наших, бросился в середину неприятеля; устыженные братья Седиевы повернули за ним коней»2.
     В сословном строе феодальной Кабарды Ш. Ногмов называл Тамбиевых первыми среди пяти фамилий высокостепенных узденей, или тлякотлешей. П.С. Паллас писал: «Наиболее значительными фамилиями из древних дворян являются фамилии Куденет и Тамби. Их предком был Гнардук»3. По предположению Л.И. Лаврова, Тамбиевы происходили из абазинского племени там. Предания выводят фамилию Тамбиевых из мдавеев, но сам термин «там-бий» означает в переводе «князь тамовский»4.
     Однако в документах 60-х гг. XIX в. встречаются сведения, что в ауле штабс-капитана князя Шужея Жантемирова, располагавшемся «в смежности с таковым же Хахондукова на правом берегу р. Кумы» проживали «армяне Тамбиевы»5. Кто же они? Имеют ли отношение к кабардинцам Тамбиевым?
     Об армянах Тамбиевых, или лысогорских армянах, содержатся некоторые сведения в сборнике документов «Материалы по обычному праву кабардинцев (первая половина XIX века)», собранном и подготовленном к печати Б.А. Гардановым еще в 1956 г. В комментариях к документам относительно лысогорских армян Федора и Макара Тамбиевых, живших в 40-х гг. XIX в. и именовавшихся также Гауровыми, публикатор пишет: «Возможно, что кабардинская фамилия Тамбиева присвоена Федору и Макару потому, что они или их отцы и предки проживали в свое время в Кабарде под покровительством кабардинских узденей 1-й степени Тамбиевых». Делая такой вывод, автор исходит из того, что «проживание армян, занимавшихся в Кабарде торговлей, под покровительством кабардинских князей и знатных узденей - факт, неоднократно устанавливаемый документами конца XVIII в. и первой половины XIX в.». Такой факт, однако, не убеждает в пользу высказанного предположения, т. е. присвоения армянам именно фамилии Тамбиевых. В том же сборнике приводится документ, свидетельствующий о том, что «армянский аул, поселившись под покровительство князей Черкасских, возымели совместное жительство». И логично было бы думать, что эти армяне получили фамилию Черкасских, но этого не произошло. Следовательно, сам по себе факт проживания армян под покровительством кабардинских князей и узденей недостаточен для исчерпывающего объяснения происхождения их фамилии.
     Когда отсутствуют соответствующие материалы, исследователю, конечно, ничего и не остается, как только выдвинуть гипотезу, высказать предположение и т. п. А в опубликованных документах не только отсутствует информация о генеалогии лысогорских армян, но даже некоторые из них дают пищу и для ложных выводов. Так, в одном из прошений зависимых крестьян Гауровых они, объясняя сложившуюся ситуацию, писали: «...за услуги, оказанные владельцами армянами, последние награждались холопьями из кабардинских уроженцев, а таковые по времени сочетались супружеством на дочерях наших». Нельзя пройти и мимо того факта, что сами крестьяне иногда ничего толком не знали о своем действительном положении. Поэтому и к тем документам, что составлены под их диктовку, следует отнестись с известной осторожностью. Сошлемся на один пример. В прошении начальнику Центра Кавказской линии Голицыну эти крестьяне довольно энергично настаивали «произвести законное исследование, запросить армян Жигатовых *: имеют ли они законные доказательства на право владения нами, от кого мы предкам их достались, на каком основании и какими средствами приобретены; при том, как нам известно, что армяне Жигитовы не пользуются дворянским достоинством, то допустит ли закон иметь им крепостных людей»6.
---------------------------------------------------------------------------------------- --------------------------------------
* Наряду с фамилией Тамбиевых в документах встречаются: Жигат Гаур, Гауровы, Джигитовы, Жигитовы, Жигатовы, Джиеготовы - в данном случае идентичные по своему смыслу.
---------------------------------------------------------------------------------------- --------------------------------------
     Жалоба крестьян появилась в результате намерения их хозяев переселиться от границ Кабарды на Кубань. В справке Кабардинского временного суда по возникшему делу частично открывается завеса над тайной происхождения лысогорских армян. В ней сказано, что «род первой степени кабардинских узденей Тамбиевых владеет крестьянами с незапамятных времен». Так выясняется, что «лысогорские армяне» - кабардинцы! В том же ответе суд доложил полковому правлению, что «на армян Лысогорской станицы распространялось право владеть своими крестьянами на тех же правах, что и казаки Бабуковской станицы». Далее суд сообщал, что «переселяющимся же с Кабарды и принимающим христианскую веру владельцам с согласия общества не запрещается брать с собой, что до этого имел в Кабарде на основании жалованной грамоты, данной кабардинскому народу (т. е. господствующему классу. - С. Б.) в 1771 г. Екатериной II»7.. Это и было «решением» судьбы просителей.
     Здесь нелишне заметить, что хотя и очень редко и недалеко от границ Кабарды, но все же нарушалось запрещение переселения крепостных крестьян за ее пределы, которого, как отмечает Б. А. Гарданов, народ, борясь с разорительными княжескими' междоусобицами, добился как адатной нормы8. В подтверждение таких нарушений приведем одну переписку. 7 апреля 1845 г. командующий войсками Кавказской линии и Черномории Завадовский предписывал начальнику Центра: «Гауровы могут сделать по свободному своему произволу (т. е. оставлять крестьян в Кабарде или взять их с собой. - С. Б.), но заставить их силою нет никакого основания, ибо Лысогорский аул не в Кабарде и преимущества... предоставленные кабардинцам в сем отношении, на Гауровых распространяться не могут».
     Конфликт крестьян с их владельцами в данном случае обострялся различием религий - Тамбиевы были христианами, - а потому их подвластные - мусульмане - опасались насилия над своей верой. Этот вопрос, впрочем, не затруднил Завадовского, который отделался простой констатацией того действительно постороннего факта, что «во всей России не дозволяется помещикам принуждать своих крестьян к изменению своей веры» и что «все таковые пользуются совершенною свободою»9. Такое предписание обернулось крайне нежелательными для царской администрации последствиями - вооруженным сопротивлением крестьян в прямом смысле слова.
     Об этом довольно подробную информацию дает рапорт кордонного начальника Кисловодской линии временно командующему Центром Кавказской линии Хлюпину. Кордонный начальник получил от начальника штаба генерал-майора Филипсона «предписание о том, чтобы жителям армянской Лысогорской станицы Тамбиевым, согласно просьбе их, оказать пособие против холопей их, которые отказываются следовать за ними на Кубань и угрожают бегством в Кабарду». Начальник кордона ставил Хлюпина в известность о том, что, по словам Тамбиевых, из 180 их крестьян «45 вооруженных и в состоянии сопротивляться, что им нужно под прикрытием войск собираться к походу в продолжение 3 дней и что они считают необходимым, чтобы их проводило сильное прикрытие за Куму». В связи с создавшимся критическим положением начальник Кисловодского кордона предпринял ряд оперативных действий. Прежде всего он приказал на 29 мая 1846 г. вечером «прибыть на пост Лысогорский 1-й роте линейного батальона из Георгиевска и двум сотням Донского казачьего полка». Затем поручил командование над этим соединением войсковому старшине, командующему Волгским № 1 полком Баскакову, которому «предписал в ночь с 29 на 30 подступить под станицу на рассвете и обезоружить холопей». После этого ему велено было оставаться на месте с отрядом для получения дальнейших приказаний, поскольку встревоженные и всерьез напуганные Тамбиевы заявили, что «малейшее замедление может их лишить возможности переселиться».
     Опасаясь за судьбу всего переселенческого предприятия и после того как все жители армянской станицы «будут в совершенной готовности к переселению», начальник кордона запланировал «два усиленных перехода под прикрытием... роты и одной сотни перевести их в станицу Суворовскую, где сдать начальнику Баталпашинского участка». Кроме того, он назначил для сопровождения их до самого Прочного окопа одного офицера при 10-ти казаках». Оперативное сосредоточение столь значительного соединения воинских частей у Лысогорской станицы само по себе ярко свидетельствует, что вооружение крестьян Тамбиевых, в котором, возможно, принимали участие и некоторые жители из собственно Кабарды, представляло довольно грозную силу. Следует особо подчеркнуть и то, что данное событие было одним из самых значительных выступлений кабардинских крестьян в 40-х гг. XIX в., выразившись в попытке вооруженного неповиновения своим владельцам. Остается добавить, что в отзыве на рапорте Хлюпин дал полную свободу действий кордонному начальнику: «Если вы получили предписание оказать пособие к переселению холопей Тамбиевых и как они решительно отказываются от переселения со своими господами, то в том случае... сделанные вами распоряжения одобряю». Единственное, от чего предостерегал Хлюпин, чтобы кордонный начальник не употреблял «мер насилия без видимой причины» и во избежание трагических последствий «обещаемым наказанием заставить их повиноваться своим господам, а тем более военачальства русского».
     Вероятно, сопротивление вооруженных крестьян при таких условиях не переросло в восстание. Крестьяне выступали не против зависимости вообще, а только против ее «нетрадиционных» форм. Тем не менее документы свидетельствуют, что некоторым крестьянам удалось бежать в Кабарду. Начальник Кисловодского Кордона 1 июня 1846 г. сообщил Хлюпину: «Житель Лысогорско-Армянской станицы Макар Тамбиев объявил, что холоп его Урус Нагаев назад тому дней восемь самовольно отлучился в Кабарду, в аул прапорщика Воклукина, состоящий на речке Аргудан»10.
     Об аналогичном случае еще раньше сообщалось, что «холопья урядника Федора и казака Макара Тамбиевых первого Аслан Махов и второго Мокой 10 числа сего мая (1846 г. - С. Б.) самовольно и без всякого письменного вида отлучились в Кабарду». Эти единичные побеги крестьян, разумеется, не смогли изменить общую ситуацию, и большинство их было вынуждено следовать вместе с владельцами селения, «ныне по воле государя императора переселяемого из кордона Кисловодской линии». Количество насильно выселенных крестьян и место назначения переселенцев выясняется в одном из рапортов: «...Означенные в рапорте Вашем холопья жители Армянско-Лысогорской станицы Тамбиевых до 180 душ имеют поступить в ведомство командующего 3 бригадою Кавказского линейного казачьего войска и по его распоряжению согласно разрешения главнокомандующего поселены выше крепости Прочно-Окопской на правой стороне Кубани»11. Переселение, как и было предписано, сопровождалось войсковым старшиной до станицы Суворовской, после чего было дано указание начальнику Баталпашинского участка принять их и отправить под прикрытием с военной стороны по назначению12.
     Вопрос о лысогорских армянах вновь возник много лет спустя. Пристав 4-го участка Пятигорского отдела в 1871 г. рапортовал Пятигорскому окружному управлению: «Частно осведомился я, что Сергей Тамбиев и другие их родственники происходят из моздокских армян, между тем они именуют себя кабардинскими узденями, а потому покорнейше прошу оное управление не оставить дать мне предписание о происхождении Тамбиевых». Между тем в управлении Кабардинского округа уже с конца 1867 г. рассматривалось дело «об отыскании сословных прав армянами Тамбиевыми». Обнаруженные нами материалы этого дела и проливают свет на генеалогию лысогорских армян.
     Из записок канцелярии главноуправляющего Закавказским краем выясняется, что делом Гауровых занимались разные инстанции еще в 20-х гг. XIX в. В 1829 г. в Кавказском дворянском депутатском собрании началось обсуждение дела, возбужденного по прошению жителей Георгиевского округа «под Лысою Горою из первостепенных узденей кабардинских армян Хоапес и Степана Папосовых детей Гаур Тамбиевых о причислении их к дворянскому сословию Кавказской области...». Материалы дела подтверждают, что «лысогорские армяне действительно кабардинцы из роду Тамбиевых от колена Тлостанеш, по смерти которого назад тому не менее как за двести тридцать лет (т. е. в 1599 г. - С. Б.) сын его, принявший армянскую веру, Иосиф, жил в Кабарде и владел крестьянами».
     В связи с этим документом появляются по крайней мере два вопроса: каким образом Тамбиевы оказались вне Кабарды, под Лысой Горой, что вблизи Пятигорска; и почему кабардинцев этих стали называть армянами? На подобные вопросы дает ответ на редкость любопытная история лысогорских армян, которая к тому же позволяет проследить некоторые, весьма важные стороны общественной жизни Кабарды того далекого времени.
     Итак, семейное предание гласит, что у Тлостанеша Тамбиева было три сына: Бекмурза, Умахош и Бий. Самый младший из братьев Бий в «младости своей по страсти» задумал жениться на дочери армянского священника, жившего тогда в Кабарде Оанеса Михайлова, девице Маргарите. Однако отец и братья Бия решительно воспротивились этому «по противности магометанского закона». Никакие уговоры Бия не дали желаемых результатов, не смягчили сурового нрава родственников. Тогда отчаявшийся Бий пошел на смелый, решительный и рискованный шаг: уговорил дочь священника Маргариту и увез свою возлюбленную за Кубань, а оттуда, опасаясь преследования, перебрался в Крым. Здесь, в Крыму, он, «приняв веру армянскую, женился на ней» и «остался жить между тамошними армянами». При крещении Бию дали имя Иосиф (Иосип; Осип). Жизнь беглеца продолжалась на чужбине до тех пор, пока не умер его отец Тлостанеш. Узнав об этом, Иосиф, желая помириться с братьями, возвратился на жительство в Кабарду вместе с «прижитыми четырьмя сыновьями». Однако братья его не простили, не приняли в свою среду. Более того, они даже запретили ему именоваться фамилией Тамбиевых. А за «поступки его против веры и родства, и по деянию его стали называть Жигат * Гауром **, то есть Герой Неверный, которым именем праведным и поднесь именуются».
---------------------------------------------------------------------------------------- --------------------------------------
* Слово «жигат» переводится в тексте как «герой». По смыслу совпадает с ним тюркоязычное слово «джигит», что значит «отважный наездник»
** Точнее, гяур (тюрк.) – т.е. не мусульманин.
---------------------------------------------------------------------------------------- --------------------------------------
     С течением времени потомки Иосифа «многократно просили отцов их, чтобы им дали возможность именоваться ихнею фамилией), т. е настоящим их родством». Но родственники Тамбиевы ответили им и на этот раз категорическим отказом. Надо подчеркнуть, что в отказе Тамбиевых сыграла свою зловещую роль мусульманская религия. Так, Тамбиевы ссылались на то, что «хотя и желали они предоставить им (т.е. вернуть Гауровым их фамилию. - С.Б.), на то духовенство их к тому не допустило».
     После этого Жигатовы-Гауровы (или просто Гауровы), «оставя Кабарду, имея на отцов их неудовольство» и «опасаясь за свое спокойствие вследствие принятия... христианской веры», переселились со всем семейством и подданными своими под Лысою Горою под покровительством России лет 25 назад (т. е. в 1804 г.), посвятив «себя с потомством быть верноподданными».
     Гауровы все-таки сумели убедить членов дворянского собрания, рассматривавших их дело, и, «хотя закону магометанского есть дело и противное, однако единогласно признали по справедливости дать им свидетельство» об их принадлежности к роду Тамбиевых. Еще в 1816 г. по приказанию генерал-майора Дельпоццо кабардинский пристав гвардии капитан Аносов вызвал Тамбиевых, родственников Гауровых, и предложил им, чтобы они примирились с последними, «предоставили бы право именоваться всем настоящих предков фамилиею Тамбиевых». Однако вторично «отозвались притом, что без ихнего духовенства не могут исполнить предложение его превосходительства» (т.е. Дельпоццо).
     Таким образом, Тамбиевы открыто не рискнули отвергнуть приказание Дельпоццо и, по существу, признали, что «Гауровы происходят из их фамилии». Идя на такое, хотя бы и словесное признание родства, Тамбиевы тут же напомнили Аносову, что они запретили Гауровым носить их фамилию «за принятие еще их прадедом христианско-армянского закона и поставили два принципиальных условия: во-первых, и это самое главное, чтобы Гауровы оставили веру армянскую, и, во-вторых, чтобы они вернулись в Кабарду. В этом случае Тамбиевы обещали не только признать их своими родственниками, но и готовы были разделить с ними «все те места, коими владел прадед их до побега». Извещая Гауровых о мнении Тамбиевых, Аносов в своем отношении недвусмысленно присовокупил приказание генерала Емануэля, чтобы они «на перемену веры никак не соглашались...». Этим он давал знать, что в случае неблагоприятного для Гауровых исхода, они будут взяты властями под покровительство и защиту.
     Дворянское собрание в конечном итоге формально признало за Гаур Тамбиевыми их происхождение от первостепенных узденей, но и оно не оказалось правомочным записать их в Российскую дворянскую родословную, чего стали добиваться Гауровы после того, как не смогли договориться с Тамбиевыми. Вопрос был перенесен в высокие инстанции, как имеющий не частное, а общеполитическое значение.
     В заключении, представленном в первый департамент правительствующего сената от 28 февраля 1830 г., командующий войсками Кавказской линии и Черномории генерал Емануэль высказал свои принципиальные соображения по данному делу: «Все сие обстоятельство представляя правительствующему сенату, я имею честь присовокупить, - писал он, - что обитатели аула у Лысой Горы Гаур Тамбиевы, зачисленные в Волгский казачий полк, будучи токмо армянского исповедания, но, происходя из рода кабардинцев, не суть армяне, следовательно, и к обществу моздокских армян, пользующихся особенными привилегиями, причислены быть не могут, как полагает и главноуправляющий здешним краем, а равно и Кавказская казенная палата». Вместе с тем, настаивал Емануэль, «принимая соображения, что состоящие под покровительством Российского правительства князья и уздени, сохраняющие свое вероисповедание, пользуются по службе и в отношении к их подвластным преимуществами своего рода, то несправедливо бы было стеснять или ограничить права тех из них, кои водворились в пределах России, даже приняли веру христианскую или для сохранения оной оставили своих однородцев». Емануэль, преследуя далеко идущие цели, отмечал, что «дело Тамбиевых может иметь большое влияние и на прочих узденей азиатского происхождения, которые со временем пожелали бы воспринять христианскую религию и вступить в подданство Российского престола»13. Последующее оправдало такую дальновидную точку зрения: многие известные кабардинцы, принимая христианскую веру, присягали на верноподданство России.
     Обсуждение дела Гаур Тамбиевых приняло общекавказский характер и превратилось «в дело о правах вообще обитающих в России греков и мухаммедан». Вопрос этот был внесен в 1838 г. в Государственный совет, «а вслед за тем для совокупного с сим делом рассмотрения представлен был в оный от военного министра составлявшийся в Кавказском областном совете журнал по вопросу о том, какими правилами следует руководствоваться в выдаче дворянских свидетельств для вступления в российскую службу кабардинским узденям». Государственный совет, «разрешив окончательно дело о правах греков и мухаммедан... нашел, что вопрос сей, относясь по существу своему к определению общих прав состояния горских и других народов не только в Кавказской области, но и во всем Закавказском крае... не может быть с удобностью подвергнут отдельному от тех прав рассмотрению, а потому высочайше утвержденным в марте 1840 года журналом положили предоставить министерству юстиции передать предмет сей на ближайшее собрание совета главного управления Закавказским краем». А до того было решено выдачу упомянутым армянам свидетельств как на вступление в службу, так и для принятия их в военно-учебные заведения, оставить «на существующем основании»14. Бюрократическая карусель крутилась впустую.
     Между тем фамильная тяжба Гауровых с Тамбиевыми продолжалась. В документах 40-х гг. XIX в. есть сведения, что «армяне Гауровы, по воле начальства, выселяются далее в Россию (ст. Успенскую, что близ Армавира. - С. Б.), оставляя Кавказ навсегда»15. Вместе с тем вполне определенно можно сказать, что в 50-х гг. «армяне Тамбиевы» жили в окрестностях Боргустана. Имеются свидетельства, что «два семейства лысогорских армян Тамбиевых (Антон Емельянович и Макар Григорьевич. - С. Б.) в 1856 г. с разрешения бывшего наказного атамана линейного казачьего войска причислены на жительство к станице Боргустанской для сближения жительством с дядею их, жившим в ауле майора Хаджи Абукова». Спустя два года они добились, чтобы ИХ причислили к этому же аулу. «Армянам Тамбиевым» удалось, наконец, перебраться в Кабарду, осуществив таким образом свою многолетнюю мечту, лишь в 60-х гг. XIX в. и в связи с укрупнением аулов.
     Переселение их прошло без особых затруднений. В январе 1865 г. «проживающий в Бургустане, причисленный к Прочноокопскому армянскому аулу» уздень Сергей Тамбиев обратился к начальнику Кабардинского округа с прошением, в котором он, «желая быть зачисленным в число жителей Большой Кабарды, где прежде жили предки», ходатайствовал о принятии его с братьями и семейством в среду членов Атажукинской фамилии (всего 19 человек) и зачислении «холопей наших мужского пола десять и женского девять душ в Большую Кабарду». При этом он предъявил и подписку членов Атажукинской фамилии, в которой читаем: «..даем сию подписку жителю Прочноокопского армянского-аула узденю Сергею Тамбиеву, в том, что мы принимаем его, Тамбиева, с братьями его Григорием, Христофором и Мартиросом в число Атажукинской фамилии». На запрос начальника Кабардинского округа начальнику Верхне-Кубанского округа, куда входил Прочно-окопский аул, относительно того, «не имеется ли препятствия на переселение», тот уведомил, что «на переселение армянина Армавирского аула... в Большую Кабарду препятствий не имеется».
     Таким образом, вопрос этот был в принципе решен, и начальник Баксанского участка получил предписание начальника Терской области, в котором он «разрешить изволил переселиться на жительство... в ауле князя Хасанби Атажукина» проживающему в Боргустане узденю Сергею Тамбиеву. К этому предписанию начальник Кабардинского округа полковник Нурид присовокупил: «Предлагаю вам по прибытии узденя Тамбиева в Кабарду водворить его в означенном ауле со всем его семейством и холопьями». Однако сословных прав Тамбиевы этим актом переселения автоматически не получали. Тот же Сергей Тамбиев писал полковнику Нуриду: «...права мои с братьями и в настоящее время еще не определены... а потому прошу... приказать разобрать права наши в окружном народном суде и выдать свидетельство о нашем происхождении»16.
     К сказанному следует добавить, что не все лысогорские армяне одним актом переселились в Большую Кабарду. По этому поводу начальник Баксанского участка в 1866 г. разъяснял начальнику Кабардинского округа, что «те же из Тамбиевых, которые принадлежат к казачьему сословию, живут в настоящее время также на месте бывшего аула Абуковского» (ныне с. Первомайское Ставропольского края). В именном списке казаков, проживавших в этом ауле, «особым от аула поселком», приобретенном ими «покупкою у статского советника Кодзокова», значится и уже знакомый нам Макар Тамбиев, которому в 1866 г. исполнялся 81 год. Всего же Тамбиевых в данном ауле проживало 23 человека, в том числе 12 мужчин и 11 женщин. Из документа ясно, что не все Тамбиевы были зачислены в казачье сословие. По этому поводу Сергей Тамбиев пояснял: «...мои дяди (Макар, Емельян, Багдасар. - С. Б.) впоследствии времени перешли в казачье сословие и разделили между собой имение, отец же мой (Каспар. - С. Б.) приписался к обществу г. Моздока. Когда именно, кем и на каком основании он был зачислен в это общество - мне положительно неизвестно»17.
     Примечательно, что крестьяне Тамбиевых, перешедших в казачье сословие, были освобождены от их зависимости. Эти Тамбиевы в 1870 г. были исключены из Терского казачьего войска «с тем, чтобы в течение шести месяцев избрать другой род жизни». Им удалось заручиться согласием жителей сел. Ашабово (ныне сел. Малка) на переселение. На основании положения об аульных обществах Терское областное правление в 1873 г. удовлетворило ходатайство Тамбиевых об их причислении к кабардинскому обществу и постановило «причислить к сел. Ашабово с 1 января настоящего (1873 г. - С.Б.) года»18. В связи с данным переселением оставался нерешенным еще один вопрос: «К какому именно риходу в церковном отношении они будут принадлежать, если им будет разрешено приписаться к селению Ашабово». Тамбиевы заявили желание «быть причислены к приходу Свято-Георгиевской Армяно-григорианской церкви в г. Георгиевске».
     Позднее, в 80-х гг., Тамбиевы превратились в крупнейших коннозаводчиков и представителей земледельческой буржуазии. В посемейном списке сел. Ашабова за 1886 г. значатся 71-летний Тамбиев Лазарь Макарович, имевший 835 лошадей и 1605 овец, другого Тамбиева - Антона Емельяновича - было 3122 десятины земли и 1621 голова крупного и мелкого рогатого скота19.
     И все же фамильный вопрос, решение которого затянулось более чем на 300 (!) лет, так и не был решен окончательно, чему свидетелями являются ныне здравствующие члены рода Жигатовых *, часть которых в 1923 г. переселилась из Кызбуру в сел. Псынадаха Зольского района. Мало кто из них сегодня догадывается о многовековой, полной драматизма, судьбе своего рода, которая некогда была «известна всему кабардинскому народу», высшим правительственным учреждениям России и даже самому царю.
---------------------------------------------------------------------------------------- --------------------------------------
* Фамильное предание также связывает Жигатовых с Тамбиевыми (инф. А.А. Жигатов)
---------------------------------------------------------------------------------------- --------------------------------------
Подведем некоторые итоги.
     Во-первых, лысогорские армяне Гауровы, Жигатовы, Джигитовы - кабардинцы рода Тамбиевых, имевшие кровнородственные связи с армянами по женской линии и потому утратившие свою исконную фамилию.
     Во-вторых, все Тамбиевы - кабардинцы, и потому сама собой отпадает версия отдельных ученых, что в прошлом, возможно, некоторым армянам присваивалась их фамилия.
     В-третьих, отлучение части Тамбиевых от фамилии своих предков в связи с принятием Бием Тамбиевым по личным мотивам христианской религии армяно-григорианской церкви говорит о том, что мусульманская религия успела уже примерно в 80 - 90-е гг. XVI в. пустить глубокие корни в Кабарде, во всяком случае, в среде феодальной верхушки. Этот факт ставит под сомнение категоричность фундаментального высказывания профессора Т. X. Кумыкова, который, анализируя деятельность князей Черкасских, заявил: «Дело в том, что в XVI - XVII вв. кабардинцы были как бы полумусульманами, полухристианами... Народ в ту пору не был заражен мусульманским фанатизмом, каким мы знаем в XIX в. Прочно неукоренившуюся мусульманскую религию сменить на христианскую не представляло особого затруднения»20.
История лысогорских армян не подтверждает этого вывода. Так ли легко было сменить одну веру другой? Весьма примечательно одно замечание генерала А. П. Ермолова. В июле 1826 г. он, характеризуя как раз одного из князей Черкасских, подпоручика Бековича-Черкасского, писал, что тот «испытанной верности, фамилии здесь знаменитой, издавна служащей России и потому лишившийся состояния и всех выгод между мусульманами, из коих они происходили»21. Кабардинская феодальная знать, исповедуя христианскую религию, утверждала тем самым свои политические позиции, ориентированные на сближение с Россией, а принадлежность к исламу так или иначе означала протурецко-крымскую ориентацию. Еще Фредерик Дюбуа де Монпере писал, что «начиная с середины шестнадцатого столетия, Россия и татары-магометане, оспаривая друг у друга Черкесию, столкнули между собой в этой стране христианство и исламизм в открытой борьбе»22. Понятно, что религиозная политика России, достаточно гибкая, все же ориентировалась на поддержку христианского населения Кавказа, причем идея мирной христианизации горцев занимала в ней не последнее место.
     В-четвертых, выясняется, что зависимые крестьяне, хоть и очень редко, но все-таки были вынуждены переселяться вместе со своими владельцами и за пределы собственно Кабарды, нарушая адатную норму, которая запрещала такого рода переселения и была установлена первым возмущением «черни» кабардинского народа. Для оправдания подобных акций феодалы прибегали к так называемой жалованной грамоте кабардинскому народу 1771 г.
     И, в-пятых, история лысогорских армян дает богатый материал-первоисточник для изучения конкретного случая бесчисленного множества вариантов возникновения кабардинских фамилий.
ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
1 - Ногмов Ш. Б. История адыгейского народа. Нальчик, 1947. С. 98.
2 - Там же. С. 82.
3 - См.: Аталиков В. М. Страницы истории. Нальчик, 1987. С. 172.
4 - Лавров Л. И. Абазины//Кавказский этнографический сборник (КЭС). М. - Л. 1956. Т. 1. С. 29.
5 - ЦГА КБАССР. Ф. 24. On. 1. Д. 295. Л. 113.
6 - Материалы по обычному праву кабардинцев: Первая половина XIX в./Со-брал и подготовил к печати Б. А. Гарданов. Нальчик, 1956. С. 389, 151, 153.
7 - ЦГА КБАССР. Ф. 2. On. 1. Д. 740. Л. 27 сб
8 - Материалы по обычному праву кабардинцев... С. 388 - 389.
9 - ЦГА КБАССР. Ф. 16. On. 1. Д. 429. Л. 10 - 10 об.
10 - Там же. Ф. 16. On. 1. Д. 440. Т. 2. Л. 69 - 70 об., 80 об.
11 - Там же. Ф. 16. On. 1. Д. 429. Л. 5, 10, 86.
12 - Там же. Ф. 16. On. 1. Д. 440. Т. 2. Л. 70 об.
13 - Там же. Ф. 2. On. 1. Д. 740. Л. 25 об., 27 об., 35 - 36 об., 38, 40 об.
14 - Акты, собранные Кавказской археографической комиссией (АКАК). Тиф-.лис, 1897. Т. 9. С. 40.
15 - Материалы по обычному праву кабардинцев... С. 151, 157.
16 - ЦГА КБАССР. Ф. 2. On. 1. Д. 740. Л. 33.
17 - Там же. Ф. 2. On. 1. Д. 744. Л. 14.
18 - Там же. Ф. 3. On. 1. Д. 151. Л. 109.
19 - Там же. Ф. 9. On. 1. Д. 46.
20 - Кумыков Т. X. Экономическое и культурное развитие Кабарды и Балкарии <з XIX веке. Нальчик, 1965. С. 50.
21 - АКАК. Тифлис, 1875. Т. 6. С. 92.
22 - Дюбуа де Монпере Ф. Путешествие вокруг Кавказа. Сухуми, 1937. С. 5.

Бейтуганов С. Н. Кабардинские фамилии: истоки и судьбы, Нальчик, Эльбрус, 1989

-1

Поделиться темой:


Страница 1 из 1


Быстрый ответ

Вы можете отправить еще 1 сообщений сегодня. Данное ограничение будет действовать пока у вас не будет 2 одобренных сообщений.
Ваше сообщение должно пройти проверку модератора, прежде чем оно будет доступно остальным пользователям. Данное ограничение будет снято как только вы наберете 1 одобренных сообщений.
  

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей