Исторический форум г. Георгиевска «Вера и Память»: Этюды из отечественной истории - Исторический форум г. Георгиевска «Вера и Память»

Перейти к содержимому

Свернуть Прикрепленные теги

Страница 1 из 1

Этюды из отечественной истории Короткие зарисовки из прошлого по материалам дореволюционных изданий Оценка: -----

#1 Пользователь офлайн   Nic_Mihaylov 

  • Генерал-адьютант
  • Группа: Группа "Вера и Память"
  • Сообщений: 779
  • Регистрация: 04 Август 11
  • ГородГеоргиевск

Отправлено 29 Ноябрь 2011 - 17:51

Этюд на тему:"Сколько стоило передать из С.-Петербурга в 1870 году одно слово по телеграфу"Значит так...
Возможных языков передачи телеграфных сообщений в описываемый период - 7 (в порядке, перечисленном в книге):
- русский;
- французский;
- немецкий;
- английский;
- польский;
- итальянский;
- шведский.
Сразу скажу, что максимальное 5 количество языков для передачи телеграмм были в адрес следующих городов:
- Бердянск Таврической губернии (кроме шведского и польского);
- Мариуполь Екатеринославской губернии (кроме шведского и итальянского); чем итальянский "насолил" в Мариуполе - не понятно...
- Одесса Херсонской губернии (кроме шведского и польского);
- Ростов на Дону Екатеринославской губернии (кроме шведского и польского);
- Таганрог Екатеринославской губернии (кроме шведского и польского);
Московский телеграф принимал телеграммы лишь на 4-х языках, Георгиевский - только на русском.
Цена отправленного телеграфом слова в адрес Георгиевска составляла 15 копеек, что было дешевле только телеграмм в Сибирь, где цена доходила до 30 копеек за слово.
Но все равно Юг и Кавказ однозначно рулили в те времена лингвистическими возможности почтовых работников при передаче телеграмм...
По материалам:
Ежегодник русской армии за 1870 год, часть 2, САНКТПЕТЕРБУРГ, В Военной Типографии (в здании Главного Штаба), 1870, стр. 473-482


0

#2 Пользователь офлайн   Nic_Mihaylov 

  • Генерал-адьютант
  • Группа: Группа "Вера и Память"
  • Сообщений: 779
  • Регистрация: 04 Август 11
  • ГородГеоргиевск

Отправлено 08 Декабрь 2011 - 07:36


Коротенькая история, как достаточно именитый султан закубанский хотел переселиться к г. Георгиевску со всеми своими людьми, прибрав к рукам всё проживающее в то время в этом месте население.

    В 1798 г. закубанский султан Арслан Гирей 3), отец пребывавшего в Санктпетербурге полковника нашей службы Менгли-Гирея, который в 1790 г., в походе за Кубанью генерал-порутчика Бибикова, объявил желание жить в России, приехав из-за Кубани к учрежденному впереди Кумского штерншанца карантину, прислал сказать к командовавшему на линии генерал-лейтенанту графу Морхову, что он имеет нужду говорить с ним о важном деле; и приехав в Георгиевск, объяснился, что, как он уже давно просил (и граф Морхов доносил о том государю) о желании его переехать на всегдашнее жительство в границы империи российской, то и теперь о том же просит, опасаясь уже жить на той стороне Кубани, среди окружавших его хищных народов, по причине, что они, узнав об усердии его к России и о известиях, которые он подавал, когда у них были вредные замыслы на границы, имеют намерение сделать ему всякий вред. Почему и просит принять его в границы наши и позволить ему жить на реке Куме, впереди Георгиевска, между нагайскими татарами, живущими по Куме, и около Бештовых гор, с поручением их в его начальство.
    В следствие сего, сему султану жить на Куме позволено в том же 1798 году, и он на верноподданство учинил присягу; но как он, чрез министерство, просил об отводе ему, по сю сторону (Кубани), земли для жительства с его народом, а равно и о причислении к нему, под его власть, живущих на Кавказской линии, по реке Куме и по Бештау, нагайских народов и переведении их на то место. где он сам будет жить, так и о удостоении его над подчиненным ему народом и над Абазинцами (подданными Кабардинцам) званием сераскера, с предоставлением ему властии управлять делами оных по их обычаю,- высочайше повелено генерал-лейтенанту, указом 23 июня 1799 г., объявить ему, султану, что мы таковым прошениям его не находим возможности сделать удовлетворение, поелику оное не сродно было с образом нашего правления. Но если он учинил уже на верноподданство нам присягу свою, пожелает действительно переселиться с людьми его в границы нашего владения, без всяких таковых требований, и жить на таком е основании, на каком и другие подобные ему живут, то мы не оставим дать нашего повеления об отводе ему земли по сю сторону Кубани. для жительства его с его людьми. Впрочем, мы также повелеваем вам приметить ему. что если бы, после переселения его в нашу сторону, с людьми своими, которые нибудь из них были им недовольны, в чем и справедливую причину явным доказательством подтвердить могли, а потому и жить под его властию не пожелали. то таковые, яко гости, против воли их, от нас принуждаемы к тому не будут.
    Таким образом, султан Арслан-Гирей остался за Кубанью 1)...
---------------------------------------------------------------------------
3) Кажется он сын Казы-Гирей-Салтана*), который, живучи за Кубанью, просил в 1751 г. дать ему убежице в Астрахани, и коего имя уже встречалось при описании действий генерал-порутчика де Медема в войну 1768-1774 г.; и тот самый (брат Шагин_Гирея, последнего хана крымского, который помогал ему в 1774 г., как Шагин-Гирей был калгой [наследником престола]), который в 1789 году назывался кубанским сераскером и помогал Батал-Паше к собранию войск; в 1792 г. письмами подговаривал наших Татар к побегу за Кубань.
*) Приписано: двоюродный брат Сагиб-Гирею и Шагин-Гирею, последним ханам крымским.
1) На полях: и скоро потом умер: его не было в живых 1802 года.

П.Г.Бутков, Материалы для Новой Истории Кавказа с 1722 по 1803 год, СанктПетербург, 1869, часть 2, стр.552-554


0

#3 Пользователь офлайн   Nic_Mihaylov 

  • Генерал-адьютант
  • Группа: Группа "Вера и Память"
  • Сообщений: 779
  • Регистрация: 04 Август 11
  • ГородГеоргиевск

Отправлено 28 Декабрь 2011 - 16:57

Прикрепленное изображение: Кавказский календарь на год 1917, Типография Канцелярии Наместника Е.И.В. на Кавказе, Тифлис, 1916, стр 288.JPG
Кавказский календарь на год 1917, Тифлис, Типография Канцелярии Наместника Е.И.В. на Кавказе, 1916, стр.288
Прикольная табличка получилась. И самое интересное - в последней графе - "Срок окончательного погашения займа".
Георгиевск и здесь оказался практически "вперед страны всей" - срок погашения займа - 1 сентября 1978 года.
Круче, как всегда, только Пятигорск - там погасить займ вообще планировалось только в 1981 году - в последний год "правления" Брежнева...
Понимаю эмоции тех, кто выдавал займы, когда через год началась революция...

0

#4 Пользователь офлайн   Nic_Mihaylov 

  • Генерал-адьютант
  • Группа: Группа "Вера и Память"
  • Сообщений: 779
  • Регистрация: 04 Август 11
  • ГородГеоргиевск

Отправлено 29 Декабрь 2011 - 15:13

А вот как решались дела 200 лет назад. Бумаги подписывались без особой помпезности, самоличной подписью, без боязни ответить за свое решение и строго спрашивая с подчиненных чиновников...

2054. Содержание прошения купца Тимофея Белоусова кн. Цицианову, от 29-го марта 1803 года.
    В прошении этом Белоусов изъяснил, что по предписанию е.с.[его сиятельства] Георгиевскому городничему Рубакину о разобрании дела его с купцом Гордениным, он, Белоусов, со своей стороны хотя неоднократно представлял к суду медиаторов [специалистов-посредников, призванного разрешать конфликты как третья, нейтральная, незаинтересованная сторона], но со стороны Горденина оных не было и что Горденин на сей случай отзывался больным, но по свидетельству стряпчего [помощника прокурора по уголовным делам] нашлась ложь. Просить, так как он, Горденин, намерен из Георгиевска скоро выехать, приказать понудить его к решению дела и по решению к удовлетворению его, Белоусова.
    На это прошение последовала собственноручная резолюция кн. Цицианова, следующего содержания:
"При отъезде моем поручил я в всб [вашему высокоблагородию] защитить бедного против богатого, который силою своих денег кривит душами подлых судей. Я прислан Государем в здешний край для истребления злоупотребления и прислан потому, что я имею счастье быть известен Е.В. со стороны гонителя криводушников; я вам велел защитить Белоусова от откупщика Горденина, а вы до сих пор ничего не сделали и к третейскому суду, предписанного статьей контракта или постановлением высшего начальства, его не принудили он отлыгался больным, стряпчий же написал, что то была ложь, а вы молчите и (не смею сказать) потворствуете. Итак, повторяя о прежнем моем приказании, должен вам сказать, что я, не смотря ни на что, ни-же на покровителей, умею принудить к выполнению моих повелений, а паче если Горденин уедет из города, не разобравшись по всей безкорыстной истине."

Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией под ред. А.Берже, Тифлис, В Типографии Главного Управления Наместника Кавказского, 1868, том №2, стр.1047

0

#5 Пользователь офлайн   Nic_Mihaylov 

  • Генерал-адьютант
  • Группа: Группа "Вера и Память"
  • Сообщений: 779
  • Регистрация: 04 Август 11
  • ГородГеоргиевск

Отправлено 31 Декабрь 2011 - 12:30


Страсти по Буткову, или как князю Цицианову не понравился адъютант Кнорринга.    Всем, кто хоть случайно касался истории Кавказа, известно имя Петра Григорьевича Буткова - автора "Материалов для новой истории Кавказа", собранных в конце XVII - начале XIX века. Эти материалы хоть и не всегда принимались за абсолютную истину, однако практически все историки Кавказа использовали заметки Буткова в своих исследованиях. По одной простой причине - Петр Григорьевич записывал не только оригинальные документы архивов тех времен, но и документы, банально проходившие через него по долгу службы в канцелярии Главнокомандующего Кавказом с 1796 по 1803 год.
    Дореволюционные источники про этот период службы Буткова пишут достаточно сухо: "в 1803 году Бутков вышел в отставку и покинул Кавказ, а в 1805 году снова вступает на службу и причислен к Герольдии". Адъютант, работавший при семи начальниках по какой-то причине был отстранен от дел и выехал в столицу... О том же, что происходило в этот период между новым Главнокомандующим Кавказской линии Цициановым и Бутковым - нигде ни слова.
Вот именно этот промежуток времени в жизни П.Г.Буткова - после отставки Кнорринга в 1802 и причислением майора к Герольдии в 1805 году - мы и попробуем реставрировать.
По умолчанию нами для нашего интернет-ресурса ставилась задача - не просто цитировать известных исследователей Кавказа, но и, по-возможности, публиковать все имеющиеся материалы тех времен, хотя бы они и не были в "мэйнстриме" своей или нашей эпохи.
Именно такой материал и будет приведен ниже - о том, как Бутков и Цицианов не могли, мягко говоря, найти общий язык...
Материал опубликован в изданном в 1869 году в Тифлисе третьем томе "Актов Кавказской Археографической комиссии" (в тот же год, когда в Санкт-Петербурге наконец-то издали трехтомник Буткова "Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год" из собранных 49 связок рукописей Буткова, принесенных в дар Императорской Академии Наук его вдовой после смерти мужа в 1857 году).
Более я ссылок на этот конкретный материал за последовавшие после публикования годы нигде не видел...
В итоге майор Бутков закончил свою жизнь, не дожив 5 дней до 82 лет:
- действительным статским советником (II класс Табели о рангах), что соответствовало в то время званию генерала родов войск (инфантерии, артиллерии или кавалерии);
- членом Императорской Академии наук по отделению русского языка и словесности (с 1841 года);
- сенатором - членом высшего органа государственной власти и законодательства - с 1849 года.
А генерал от инфантерии Павел Дмитриевич Цицианов был убит и обезглавлен приближенными бакинского хана Гусейн-Кули в феврале 1806 года на 52 году жизни. Судя по пространным и, по-возможности, максимально корректным комментариям своих современников - за жесткую, как минимум в единичных проявлениях, политику к кавказским народам. Т.е. Цицианов стал в одном ряду с генерал-лейтенантом Лисаневичем Д.Т. (похороненным на территории старого Георгиевского кладбища - сейчас стадион "Труд"), которого горцы убили после того, как он неблагоразумно устроил подобную Цициановской "выволочку" местным князьям в Герзель-Ауле спустя 19 лет после убийства Цицианова (а до этого Лисаневич "удивил" всех жестокой расправой над Ибрагим Халил-ханом Шушинским в июле 1806 года, по факту которой гр. Гудович докладывал министру военно-сухопутных сил С. К. Вязмитинову 21 августа 1806 года "...подполк. Лисаневич и бывший с ним майор Джораев, без побудительных причин, с отрядом егерей учинили нападение на Ибрагим-хана Шушинского, который, не имев при себе войска, кроме прислужников 35 чел. мужеска и женска пола и 1 жену с 3 малолетними детьми, находился по сю сторону кр. Шуши близ садов, на горе без всякого укрепления, и сам вышел из палатки на встречу отряда, не сделав ни одного выстрела; но егери начали стрелять и колоти штыками, где Ибрагим-хан убит и все бывшее с ним имение досталось в добычу учинивших нападение"). И как тут не поверишь в судьбу, которая рано или поздно воздает человеку за его поступки часто той же монетой...

 1189. Записка о майоре Петре Буткове, поданная им гр. Гудовичу.
   Покойный кн. Цицианов, по назначении его главнокомандующим на Кавказе, прибыл из столицы в Георгиевск с недоверием ко всем окружавшим предшествующее его начальство. Не взирая на то, снисходил до желания, чтобы майор Бутков остался у него в прежней должности адъютанта, для участия в подвигах одного только года, в течение коего уповал он исполнить все на него возложенное. Но нравственность кн. Цицианова, образ обращения его со своими подчиненными и злословие главных начальников, подвизавшихся с честью на Кавказе, побудили Буткова устраниться от продолжения там службы, и он, имея еще до приезда на Линию кн. Цицианова домовой отпуск на 3 месяца, оставался в Георгиевске на несколько времени для того только, чтоб прежнему начальнику своему облегчить сдачу его должностей. Таковое уклонение не было приятно кн. Цицианову. Он искал причин усильно удержать Буткова и выведывал даже у Армян и Татар, чтобы открыть насчет его какие либо злоупотребления. Но поелику все старания кн. Цицианова не удовлетворили его ожиданию, то по сказкам некоторого Драгунского шт.-офицера донес всеподданейше в декабре 1802 года или январе 1803 года, что дела предместников его он нашел в крайнем беспорядке, хотя ни особой своей, ни чрез правителя канцелярии его, взятого им из Петербурга, в истине того не удостоверялся. Вслед за тем майор Бутков с прошением о перемещении себя к штатским делам отнесся через ген.-л. Кнорринга к ген.-ад. гр. Ливену. Там по поводу оного донесения кн. Цицианова сочтено, что Бутков уклоняется от Линии, дабы избежать ответа за неисправность дел канцелярских, и кн. Цицианов вопрошен был по Высочайшему повелению от гр. Ливена, не подвержен ли Бутков отчетам по должности инспекторского адъютанта? Это сердцу кн. Цицианова тем утешительней было, что он дотоле не имел пристойности очернить Буткова. А как после донесения кн. Цицианова о беспорядке дел Бутков сдал оные по частям своим в такой исправности, какая издавна заведена и удерживалась; сдал также бумаги и за время не обязывающее его ответственностью, дабы только не подвергать нареканию имена достопочтенных своих начальников, - кн. Цицианову и не можно уже было не сказать в отзыве своем гр. Ливену, от 27 февраля 1803 года, что от Буткова приняты дела в надлежащем порядке и он отчетам не подлежит. Однако, чтоб воспользоваться представшей удобностью к мести, присовокупил, что Бутков был из числа тех, ко во зло употребляли доверенность своего начальства, не приводя на то ни примера, ни доказательства. Слова сии из уважения к кн. Цицианову приняты в желанной им силе, и Бутков Высочайшим приказом 27 марта 1803 года, хотя по прошению его и оставлен от службы, но не получил повышения чина, принадлежавшего ему в награду за бытие в армии майором около двух лет с половиной; а сверх того указом, объявленным от ген.-ад. Военной Коллегии, не велено определять его к делам.
    Скоро за сим кн. Цицианов вмещал еще его в нападение на бывшего правителя Грузии Коваленского, происшедшее наипаче за обнажение последним мятежных поступков кн. Чавчавадзе, коего кн. Цицианов утверждал тогда преданным к видам России. И когда по воплю Коваленского, достигшему престола, между прочим и за неосновательный выговор кн. Цицианова, учиненный ему в декабре 1802 года, по неполучении от него семидневного рапорта о состоянии Грузии, кн. Цицианов не находил что отвечать во всеподданейшем рапорте от 12 июня 1803 года, взнес на Буткова, что сей сказал ему, яко-бы Коваленский по наставлениям Кнорринга обязан доносить и что он, кн. Цицианов, виноват только в том, что положась на слова Буткова, не посмотрел сам в журнал, будучи занят предметами большей важности. Чудное оправдание! По недоверию во всем, он входил во многие мелочи, а вознебрег будто в предприятии не только сделать строгий выговор особе 4-го класса за рапорт, который следовало ожидать не от гражданского, а от военного в Грузии начальника, но и донести тогда же о том Г.И. Справедливо и многим известно, что он помянутое наставление держал в кабинете своем несколько дней и не хотел внимать ему для того только, чтоб не отлагать в даль оскорбить Коваленского. Далее в продолжении той же материи кн. Цицианов донес, что Бутков (называя его несправедливо правителем канцелярии) сделал еще упущение в непредписании от Кнорринга Коваленскому об исполнении циркулярного Высочайшего указа от 8-го сентября 1802 года, коим обязываются губернаторы еженедельно рапортовать Г.И. о состоянии вверенных им губерний. Но кн. Цицианов забыл на тот раз, что Грузия не подходила под общие правила управления внутренних губерний Империи и что тот же указ послан в свое время и к правителю Грузии и в Верховное Грузинское Правительство. Наконец причел и то за грех Буткову, что сей с Коваленским имеет приятельскую связь.
    В этом заключаются обвинения, взнесенные на Буткова официальными бумагами кн. Цицианова. Впрочем, как покойник имел в обычае и партикулярными письмами навлекать беды гонимым от него, то вероятно, что и о Буткове не упустил таким образом больше сказать, нежели что здесь содержится. Он ему всегда желал тяжчее участи чем та, в которую его вовлек. Искал даже, чтобы Бутков выслан был из Петербурга, но сей предохранялся уже известностью многим в столице, что он при семи генералах служил сряду 10 лет адъютантом с похвалой, удостоверенной их аттестатами, как явствует в следующей ниже сего копии с докладной записки, поднесенной Г.И. от министра юстиции 13 марта 1804 года.
    Таковые обстоятельства два года с половиной стесняли майора Буткова. Наконец некие из близких к Монарху вняли претерпениям его, облегчили жребий его, исходатайствовав Высочайший указ, объявленный от министра юстиции 19 октября 1805 года, коим Бутков причислен к Герольдии для определения к делам по его способностям.
    Вследствие Высочайшего Е.И.В. повеления, требовано было от главнокомандующего в Грузии ген. от инф. кн. Цицианова засвидетельствование, не подлежал ли отставной майор Бутков по должности инспекторского адъютанта, каковую он исправлял при предместнике его ген. Кнорринге, каковым начетам? На сие кн. Цицианов донес, что хотя к отчетам гласным Бутков и не подлежит, но из дел видно, что он был из числа тех, кои во зло употребляли доверенность начальства своего, чего он утаить не может. По сему донесению кн. Цицианова майор Бутков по Высочайшему приказу от 27-го марта 1803 года уволен от службы тем же чином; Военной же Коллегии дано особое повеление, чтоб его впредь никуда не определять.
    Все же прежние его, Буткова, начальники, как то генералы гр. Гудович, гр. Валериан Зубов, Булгаков, г.-л. Исленьев, гр. Морков, Кнорринг и Кисилев, данными ему аттестатами удостоверяют, что служение свое ознаменовывал он всегда отличным усердием к службе; по его похвальным качествам и способностям заслуживал он всякое от начальства доверие, возлагаемые на него поручения исправлял рачительно, честно и успешно, и имеет на руках своих экстраординарные и другие пограничные Кавказского края денежные суммы и вещи, и по сей части равномерно не сделал ни малейшего упущения. Особливо же, трудясь неусыпно с самого начала сношений Российского Двора с Грузией и по открытии в оной Правительства, в рассуждении всего, что касалось до устроения там должного порядка, благоустройства и прочего, заслужил по всей справедливости награждение, к коему и был представлен.

Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией под ред. А.Берже, Тифлис, В Типографии Главного Управления Наместника Кавказского, 1869, том №3, стр.709-710

0

#6 Пользователь офлайн   Nic_Mihaylov 

  • Генерал-адьютант
  • Группа: Группа "Вера и Память"
  • Сообщений: 779
  • Регистрация: 04 Август 11
  • ГородГеоргиевск

Отправлено 02 Январь 2012 - 14:46

Ну... Здесь практически без комментариев... Меняются века, меняются перья на компьютеры, а "язвы" людские какими были, такими и остаются...

1423. Рапорт Кавказского губернского прокурора к.а. Озерского ген. Тормасову, от 20-го августа 1810 года, №200. - Георгиевск.
     Георгиевский уездный стряпчий доносит мне, что в Георгиевском Уездном Суде 18-го числа настоящего месяца происходила драка между присутствующими, заседателем Шевелевым и Карповским, из коих первый, будучи в нетрезвом положении, бранил последнего в присутствии Суда непристойными словами, потом бил, а наконец и совсем вытолкал из присутственной каморы.
    О многих беспорядках по сему Суду происшедших, как-то: о лихоимстве, непрерывных ссорах, неустройстве, медленном решении дел, об отрешении членов и о прочем, Губернское Правление доносило уже в. выс-у на начальственное уважение. В. выс-о дали знать Правлению, что о сем обстоятельстве представлено от вас Правительствующему Сенату, который однако-же и поныне не сделал еще никакого разрешения; а между тем члены сего Суда, оставаясь без должного по законам наказания, нимало не уклоняются от законопротивных деяний своих, дела время от времени накопляются более и более, да и те, кои находятся уже в рассмотрении их, нарочитым образом запутываются, так что просители ходят по делам своим нередко по 2 и по 3 года, не получая ни малейшего удовлетворения.
    Буйство и необузданность членов сего Суда возросли до невероятной степени; - уездный стряпчий не смеет взойти в камору с приличными напоминаниями, поелику несколько раз поносили его ругательством и выталкивали вон. Я представлял о сем Губернскому Правлению, которое много раз как по сему, так и по другим моим представлениям делало тому Суду строгие выговоры и налагало пени, но по видимому члены сего Суда, приобвыкши к такому роду наказания, считают его уже за обыкновенное и нимало не заботятся о том, что жалование им определенное всё без изъятия за штрафы поступает в казначейство. Невежество, корыстолюбие и пьянство суть главнейшие добродетели сих людей; Губернское Правление, при всей заботливости своей, мерами законом предначертанными не в состоянии уже обуздать и улучшить настоящее положение Уездного Суда.
    Смею донести в. выс-у, что отрешение от должностей членов Уездного Суда и определение на оные места других может послужить единственным средством к приведению в надлежащий порядок дел, в великом количестве накопившихся и в совершенном беспорядке находящихся.
Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией под ред. А.Берже, Тифлис, В Типографии Главного Управления Наместника Кавказского, 1870, том №4, стр.920-921

0

Поделиться темой:


Страница 1 из 1


Быстрый ответ

Вы можете отправить еще 1 сообщений сегодня. Данное ограничение будет действовать пока у вас не будет 2 одобренных сообщений.
Ваше сообщение должно пройти проверку модератора, прежде чем оно будет доступно остальным пользователям. Данное ограничение будет снято как только вы наберете 1 одобренных сообщений.
  

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей